#Власов Ю. Происходит насильственнное расширение обменнных процессов

власов.

Похожие видео

Описание

Вчера на взвешивании я потянул сто двадцать пять килограммов. В Москве даже в экстремальных тренировках мне удавалось держать вес под сто сорок килограммов – выручал режим. А сейчас? Вместо сна – приемы, интервью, переезды, новые гостиницы, толчея, случайное питание. Рекорд просто невозможен в таком состоянии. И все выступления это доказывают. Избился в попытках взять вес. Минут десять назад тренер уехал с организаторами турне в зал, где нам предстоит выступать, потом заедет в посольство. В общем, до ужина я один. У нашего переводчика Цорна выходной. Влажно разноцветен гравий. Возле клумб кучи торфа. Жирно разливаются коричнево-черные лужи. В Финляндии мы догнали весну. Снова деревья в зеленых побегах. И земля в робости первых трав. И на липах напряженно туги почки. В этом турне я выжал из себя все. После двух-трех попыток отходишь неделю, другую, а тут их семнадцать. И, конечно, не в одной публике дело. Азарт тоже лишает трезвости расчета. Честолюбие всю жизнь мешает мне быть самим собой. Разглядываю дома, прохожих. Песок под ногами крупчато желт и вязок. В лужах белизна неба. Автомобили закручивают за собой шлейфы водяной пыли. И все же реклама и афиши здорово подгадили. Азарт уже приходил потом, а сначала была необходимость взять рекорд. Каждый раз все начиналось с насилия над собой. На последних выступлениях думал, развалюсь от усталости. Холостые попытки. Смотрю на дома, людей, землю – и не узнаю. Мир замазывает смоль отчаяния. Где и в чем исцеление? И сколько ждать? Полгода, год, годы? И кто согласится ждать? Нужен ли я большому спорту без поединков? И вообще, что я значу без рекордного «железа»? Торопливо выхожу из сквера. Движение усмиряет тревогу. Идти, надо идти… С неприязнью смотрю на светофор. Когда же остановит машины? Тоскливо сжимается сердце. Я совсем одинок среди людей. Памятью шагов отзываются во мне свидания со всеми городами. Глупая боль отчаяния. Боль всегда мнится мне черным вороном. Я не хочу поступиться своими целями. Все дело в этом: не всякое будущее устраивает меня. Я знаю, уверен: я давно чувствовал бы себя вполне здоровым, если бы отказался от своего направления в жизни. В любой момент я бы мог выйти из игры и заняться только собой. Но я не могу уступить свое будущее. Никогда не соглашусь. И потому болезнь тоже не отступает. Я раздражаю Поречьева привычкой все подвергать анализу. Чувства большого спортсмена должны быть сплочены целью. «Чем меньше эмоций, тем длиннее список побед», – любит повторять мой тренер. И в определении свой резон: уметь разыгрывать в своем воображении варианты поединков, гореть в своих чувствах, изнашивать свои чувства в накале тренировок – это уже дополнительный расход нервной энергии, потеря в силе. Но я верю в созидательность чувств. Жизнь уступает лишь страстным желаниям. Разум бесплоден без веры чувств.

Текстовая версия

Происходит насильственное расширение обменных процессов во всем направлениям вести подобные. Тренировки было трудно и болезненные спорте они были применены? Впервые на в этой методике таилась и своя опасность никто не мог знать сколько таких пиковых тренировок в месяц.

Допустимо проводить чтобы не сорваться и не потерять способность к работе вообще?

Требовали решения и сопутствующие вопросы сколько месяцев следует вести подобные тренировки! Какого оптимальное время прекращение их перед соревнованиями как соотносится объем тренировки с интенсивностью мне непонятно рассуждение о скучно. Sti и однообразие тренировок водород тренировки чрезвычайно увлекательным и как же мне быть увлекательными каждый раз мы с моим тренером сразу петровичем багдасар вaм.

Искали приемы решения неизвестного и ждали ответ его можно? Было добыть лишь опытным путем души экспериментами на себе. Опыт здесь означало только одно сознательную неизбежность перед тренировок они подписали организм и в первую очередь.

Нервную систему именно тогда у меня укоренился искусственный. Стон на снотворных после серии нагрузок обычно повышалась температура меня начинало лихорадить! Совершенно пропадало желание есть все тело горело это не пугало и не от вращала мы знала чего это лишь.

Анализировали ответной реакции но я не всегда поспевал привести себя в порядок к соревнованиям конечно же два серьезных дело писательство и большой спорт высасывающий физически буквально. До дна является чрезмерной нагрузкой для нервной системы.

Достаточно было 3 полных сезонов подобных тренировок. И упорные горячечный работы над рукописями дабы ощутить почти предельной опустошенность и заболеть. Сначала весной 1962 года а после уже и весной 1964 года температура довела меня с марта и лишь к августу организм?

Справился с недомоганиями я знал это не болезненность не изношенность а роды новой силой она уже во мне ей лишь нужно дозреть ремесел. И оказался одуряюще я играю числа жил внушительный по тем временам результат на выступлении в подольской 3 сентября 1964 года по-настоящему! Сила должна была вызреть лишь через год-полтора я понимал это и все-таки решил.

Уйти из спорта сразу после игры в тортилла зачем тогда я пытал себя зачем добывала 9 на трудных! Испытаниях можно ответить даже по прошествии двух десятков лет определенно знаю лишь одно это было очень интересно.

Настолько интересно что я все поставил бы сначала и уж само собой ни о чем не смею жалеть? Немало той жизни просто очень мало я работ увлечённо:

Дополнительные материалы

Хештеги:
Поделиться или сохранить к себе:
Моя Мотивация