Лукашенко. Уголовные материалы

документальный фильм, власть, тайны лукашенко, уголовные материалы, новости беларуси, ну и новости, диктаторы, лукашенко

Похожие видео

Описание

Уголовные материалы, которые уже четверть века ждут Лукашенко и обязательно его дождутся - всё это собрано в новом документальном фильме канала NEXTA. Кривые тайные тропы, приведшие к власти малоизвестного директора совхоза, многочисленные преступления, политические убийства и даже секретный психиатрический диагноз - обо всём этом вы узнаете в этом фильме. А главное - поймёте, почему Беларусь 25 лет топчется на месте и страдает от нищеты, пока все страны-соседи идут вперёд и развиваются. Мы расскажем, откуда взялся "президент из дерьма", который даже не знает, кто его отец, а во власть пришёл лишь потому, что иначе его посадили бы за мордобой. Последний диктатор Европы и страдающий мозаичной психопатией извращённый садист, лично приезжающий смотреть, как "трепыхаются" преступники во время казни. Хозяин 18 резиденций, двух "Боингов" и странной мечты о российском престоле, превративший жизнь белорусов в ад - мы откроем вам все его самые грязные и страшные тайны. Встречайте 60 минут правды, о которой многие из вас ещё не знали.

Текстовая версия

25 лет. Четверть века. Срок, за который в Беларуси выросло целое поколение.

Поколение, никогда не знавшее страны без Лукашенко и не видевшее настоящей свободы. «За все выборы я ни разу его не выбрал. Он не мой президент».

Как шанс на нормальное развитие превратился в два c половиной десятилетия топтания на одном месте? «Никакой я ни ум и ни честь и ни совесть». Кто пытался сделать из людей стадо и что больше всего скрывает госпропаганда?..

«Это клевета!» Как убивали правду и за правду в стране лжи. «Конечно, это страшно».

Всё, что вы уже знали и то, о чём ещё не догадывались. «Это запугивание?» Шокирующие факты из истории Беларуси и разрушение устоявшихся мифов. «При нищем народе!» По фактам.

Прямо сейчас на канале NEXTA.

91-й год.

Пустые полки в магазинах, многомесячные задержки зарплат и политическая неопределённость.

В стенах минского Дома правительства решается судьба Беларуси. Идёт голосование за её независимость.

В списке депутатов значится и будущий «гарант независимости» и «защитник суверенитета» – никому не известный Лукашенко Александр Григорьевич.

«Народный депутат Лукашенко».

Вот только был ли он тогда на работе? Голосовал ли за рождение новой страны? «Я единственный в нашем парламенте голосовал против “Беловежских соглашений”.

Это во многом содействовало избранию меня на пост президента». То есть по сути, Лукашенко никогда не выступал за независимую Беларусь.

И врал. Ведь единственным депутатом, проголосовавшим против развала «Совка», был не он.

А на решающем голосовании по суверенитету его и вовсе не было.

В итоговых документах напротив фамилии Лукашенко – пометка «адсутнiчае».

Хотя точно известно, что он в эти дни был в Минске. Просто не рискнул.

Побоялся. Черту бояться сильных и лебезить перед ними он пронесёт с собой через все последующие годы, но тогда скромный депутат не верил, что даже самая большая страна в мире может вот так вот в одночасье развалиться. А на карте мира – появиться 15 независимых государств.

«Здравствуйте, в эфире Вести.

СССР больше нет». Б. Ельцин: «Есть содружество 11-ти независимых государств».

«Віншуем вас, жыхары Беларускай Савецкай Сацыялістычнай Рэспублікі!» Тогда измученный «совком» народ вздохнул немного свободнее. Но сами «совки» никуда не делись: они жаждали реванша, а некоторые из них продолжали заседать в парламенте и, конечно же, искали пути наверх.

Но в холёный калашный ряд со шкловским свиным рылом почему-то упорно не брали.

Интеллигентная оппозиция БНФ от малограмотного, серого и скучного колхозника шарахалась. А другие депутаты просто не замечали. Оставался только свой путь.

Nexta

И он рискнул. Возможно, в первый и последний раз в своей жизни.

Чем это закончилось – все мы прекрасно знаем. Но… откуда же он вообще взялся?.. «Я же вырос среди животных и растений».

О семье Лукашенко известно крайне мало. «У Лукашенко родственников нет – одна мать».

А вот своего отца он скрывает тщательнее, чем сказочный Кощей – собственную смерть.

О нём он обмолвился лишь однажды, в России, на встрече с ветеранами, заявив, что тот якобы «погиб на войне»… Однако родился будущий главарь государства в 1954-м году, когда никаких войн здесь уже почти как 10 лет не было. Ещё в 90-х независимые журналисты наведались на родину Лукашенко, в деревню Александрия.

Там односельчане немного приоткрыли завесу тайны о том, кто же, собственно, автор этого чуда природы. Версий услышали всего две.

Согласно первой, в посёлке Копысь у матери Лукашенко был короткий, но бурный роман с кузнецом Григорием, который подковывал лошадей. А узнав о нежелательном потомстве и перспективе алиментов – бесследно ушёл в закат даже без табора. «Они разошлись друг с другом, когда мне было два годика».

Согласно второй версии, Гришка был одноглазым и официально женатым бухгалтером, который работал вместе с Екатериной Трофимовной на Оршанском льнокомбинате.

Платить алименты этот товарищ также не пожелал, а потому молодой матери с новорождённым Сашей в подоле пришлось подальше от позора перебираться в отцовскую хату. Потому, собственно, и детство будущего президента проходило в таких условиях, которые однажды он сам охарактеризует нехитрой фразой. «Я вышел из того же дерьма, которое я видел на прошлой неделе».

Лукашенко был ребёнком непростым – и по чужим садам лазил, и кошек мучил, и дрова из поленниц соседей разбрасывал. За что и попал на учёт в детскую комнату милиции. «Я таким сорванцом был в школе… Кто бы что ни сделал – это Лукашенко».

«От мамы-то попадало? – О! Да ещё как!». Хватало у Сашки-курощупа – так называли Лукашенко в родном селе за необычные увлечения – и странностей. Вот так, к примеру, выглядит тайна его сиплого голоса: «Я приезжал сюда, съедал 10-12 порций мороженого.

Знаете, не квадратики – прямоугольнички. Вот я съедал 10 или 12 порций сразу – и ехал домой». Увы, мелкие неприятности и странности никак не помешали юному Лукашенко в его упорном и старательном движении наверх.

Средненько окончив сельскую школу в 1971-м, он поступил на исторический факультет Могилёвского пединститута.

«Вы же знаете, я историк». Правда, то, как он изучал там историю, белорусы прекрасно знают. «Скорина был не только белорусом, он жил и в Питере – и творил там».

Хотя сам город был основан только через 150 лет после смерти Скорины. Казалось бы, после такого фейла про Питер лучше вообще ничего не говорить. Но нет, новое откровение: ленинградцы, оказывается, находились когда-то под оккупацией.

«Мы больше, чем кто-либо, вместе с ленинградцами, находились под оккупацией». А известный прозаик Василь Быков, конечно же, писал об этой оккупации великолепные стихи. «Василь Быков.

Действительно, я на его стихах-произведениях учился, я ему ничего плохого не сделал… Но он в оппозиции президента.

Да. И стихи тоже! Ну, вы мне расскажите о Василе Быкове, которого я в школе учил и неплохо учил».

Скудно образованный будущий политик предпочёл делать карьеру по комсомольской линии, от чего настрадались все… «Спасибо, партия!» И другие студенты, и их преподаватели, и даже обслуживающий персонал общежития и студенческой столовой. Ведь именно тогда член странной организации под названием «Комсомольский прожектор» начал проверять поваров и лично взвешивать каждый кусочек мяса, а затем – часами отчитывать их за недовес. «Вот это норма, да?» Кое-как отслужив в армии, неугомонный номенклатурщик вернулся в родной Шкловский район к жене Галине и маленькому сыну Вите, где продолжил искать пути наверх.

Секретарь комитета комсомола горпищеторга, скромный инструктор райисполкома, ответственный секретарь общества «Знание»… Лукашенко, мечтающего о реальной власти, это никак не устраивало, и он попробовал вернуться в армию. Прослужить в должности заместителя командира части по политической работе Лукашенко смог лишь два года.

Сначала солдаты, к которым принципиальный политрук цеплялся по любому поводу, а затем и офицеры стали замечать, что со шкловским любителем мороженого не всё в порядке. Если официально – Лукашенко был уволен в запас по состоянию здоровья. А если разгласить медицинскую тайну, то на свет выплывает неприятный диагноз – «мозаичная психопатия».

Именно он скрывается за статьёй 7-Б принятого в СССР армейского расписания болезней. Психиатр: «Структура личности предрасполагает к бесконечно долгому удержанию власти, несмотря на любые жертвы, которые для этого придётся принести». Райком партии тут же нашёл дембелю поневоле непыльное местечко – должность зампреда колхоза «Ударник».

Но и там неуживчивый бывший политрук тоже долго не задержался, отправившись… в тюремные «вертухаи» – шкловскую исправительную колонию № 17. Односельчанин Лукашенко: «Это мой друг был, как работал ещё в райкоме партии, потом на зоне работал».

Беларусь

Этого факта Лукашенко стесняется в своей биографии больше всего – там должность официально называется «заместитель директора комбината стройматериалов».

А о том, что сам комбинат и по сей день является тюремной промзоной на территории колонии, предпочитает не вспоминать. «Ты знаешь, что я был надсмотрщиком, а не пограничником в Уручье? Это клевета»» Однако даже с зеками любитель стучать и цепляться по мелочам не смог ужиться. Когда он в очередной раз побежал жаловаться в райком партии, ему, наконец, предложили работу именно политического профиля – партийным организатором в колхозе имени Ленина Шкловского района.

Эта должность открыла перед Лукашенко невиданные перспективы в виде совместных пьянок и посещений бани с районным партийным руководством. «Встряхнуться, чтобы тело загудело». Во время одного из таких мероприятий за рюмочкой «беленькой» и было принято решение отдать выскочке освободившуюся должность руководителя полумёртвого совхоза «Городец».

Правда, реальность руководства хозяйством оказалась далека от той, которую новоиспечённый директор рисовал себе в розовых мечтах. Денег нет, коровы мрут… «Вы чё, больные? Так это ж Освенцим». Техника ржавеет, а крестьяне – пьянствуют, положив последний украденный с машинного двора ржавый болт и на политику партии, и на Лукашенко лично.

Заинтересовать и мотивировать людей он не мог. Поэтому начал просто… бить.

«Собственноручно отверну голову!» Избивал директор совхоза многих подчинённых, но однажды дошло и до откровенной уголовщины. Увидев местного тракториста Бандуркова в нетрезвом состоянии, Лукашенко сначала ударил его кулаком в лицо, а после того как тот упал, Жесточайший со всей силы пнул его и по ноге. Да так, что захрустели кости.

Перелом скрыть было уже невозможно, и механизатор написал заявление в милицию. Вскоре появился ещё один потерпевший, который рассказал следователям, что Лукашенко избивал и его.

Итогом такого «воспитания» стало возбуждение уголовного дела, и перед аграрным гением замаячила серьёзная перспектива отправиться туда, где он недавно нёс службу в роли «вертухая». Правда, теперь уже совсем в другом качестве.

Отвертеться от зоны Лукашенко мог только одним способом – получив неприкосновенность. Уже находясь под следствием, он выдвинул свою кандидатуру в Верховный Совет, а местным журналистам заявил, что никого не избивал – мол, это всё «подстава».

Как ни странно, его зарегистрировали и избрали путём честного голосования.

Уголовное дело пришлось прекратить с формулировкой, что «подозреваемый уже является избранным депутатом Верховного Совета БССР, без согласия которого привлечь его к ответственности не представляется возможным». В.

Леонов: «Прокуратура уже, извините, нос по ветру держала. Они просто вели это дело формально, до тех пор, пока оно как-то постепенно и не угасло.

Так он ушёл от ответственности за хулиганские действия».

Сама Беларусь в это время, несмотря на внутренние разногласия и проблемы, получает признание на международной арене. Начинается обмен послами с цивилизованными странами, а вскоре в Минск прилетает с первым в истории визитом президент США Билл Клинтон. «Президента Соединённых Штатов Америки принимает республика, которая первой в СНГ провозгласила безъядерный статус и нейтралитет».

Появляются в Беларуси и первые ростки частного бизнеса. Страна начинает потихонечку выходить из нищеты и развиваться.

Сам же Лукашенко на заре независимости упорно ищет себя. Он так и остался бы политическим неудачником, обладающим лишь двумя умениями – кричать и обвинять.

«И не надо здесь замазывать эти проблемы. Каждый за своё должен ответить!» Но поскольку тогда сессии парламента транслировались в прямом эфире, сиплые вопли шкловского избранника о «проворовавшихся министрах» и их «дачах на Канарских островах» слышала вся страна. Доказательств, правда, он так ни разу и не привёл.

Но нищим любителям простых решений в заводских цехах и на колхозных фермах такой поиск виноватых в их бедах очевидно нравился. «Он должен быть с нами.

И мы с ним.

И победа наша! Наш Лукашенко будет». Поняв, что дело уже почти в шляпе, к Лукашенко примкнула группа поддержки, которая надеялась во главе с бывшим директором совхоза войти во власть и приступить к делёжке советского наследства. Оставалось дело за малым: пустые предвыборные обещания… «Хватит нашему народу уже мучиться».

Обвинения в экономических проблемах всех и вся… «Это правда.

Кебич просто неправду сказал». И, наконец, чёрный пиар: покушение под Лиозно, которое позже экспертиза посчитала нелепой имитацией. Представитель КГБ: «Покушения на народного депутата Республики Беларусь, кандидата в президенты Александра Лукашенко, не было».

Но народу уже было всё равно, а исход второго тура выборов был заведомо ясен.

Лукашенко

Победил тот, кто голосовал за себя. «Я за кого буду голосовать? Я уже, по-моему, давно сказал, как это вы только не знаете: только за себя». Это были первые президентские выборы в истории Беларуси.

И последние честные. Уже 20 июля Лукашенко впервые принёс присягу в Овальном зале парламента.

Под государственным бело-красно-белым флагом, который менее чем через год он запретит, положив руку на Конституцию, которую вскоре изменит до неузнаваемости, и на белорусском языке, который быстро лишится статуса единственного государственного… (Гимн Беларуси) В любом нормальном цивилизованном государстве существует система сдержек и противовесов.

Даже президент США не может сгоряча объявить войну другой стране без разрешения Конгресса, а любой указ президента Франции может отменить Конституционный Совет. Белорусскую Конституцию 1994 года тоже писали профессионалы, которые ориентировались на мировой опыт.

И даже случайное избрание президентом полуграмотного колхозного крикуна не должно было привести страну к катастрофе: неадекватные действия должны были блокироваться парламентом и Конституционным судом. Проблема оказалась лишь в том, что крикун начал перекраивать законы и реальность под себя – под видом «воли народа», с помощью референдумов.

«Референдум – это определение главного». В первую очередь бывший директор совхоза с непонятными корнями начал избавляться от всего белорусского: языка, флага и герба. «Ну почему мы должны иметь такой же герб, как соседние государства? Ну неужели мы, белорусы, не можем иметь свой герб и флаг?» Ещё два вопроса на первом референдуме касались права президента досрочно распускать Верховный Совет, которым Лукашенко позднее успешно воспользовался, и о взятии курса на интеграцию с Россией.

Понимая, что далеко не каждый поддержит его предложения, Лукашенко уже тогда начал действовать грубо. Первыми под раздачу попали независимые СМИ – Администрация президента нагло требовала снимать неугодные материалы, и в итоге газеты начали выходить с белыми полосами. Журналист: «В Беларуси введена политическая цензура».

Затем досталось и депутатам парламента, которые всячески пытались прекратить становление диктатуры в стране. Те из них, которые объявили голодовку в знак протеста, были жестоко избиты и вышвырнуты на улицу под предлогом обнаруженной в здании бомбы.

Депутат: «Некоторые дубинками били, тянули. А некоторые – тихо говорили: ребята, мы не виноваты».

Расправившись с бывшими коллегами, Лукашенко всё же провёл свой референдум. Говорят, победил бы на нём и так, но именно тогда он впервые не удержался от того, чтобы не дорисовать себе нужные результаты. Л.

Борщевский: «При любом развитии событий в будущем, любой Конституционный суд, который будет демократически сформирован, сразу, в первый же день отменит решение этого референдума, поскольку он был назначен абсолютно незаконно.

Верховный Совет не имел права назначать ни одного референдума в последние шесть месяцев своего срока». А уже спустя день после объявления результатов голосования, с флагштока Дома правительства спустили и порезали на мелкие куски бело-красно-белый флаг.

И. Титенков: «Сегодня, 16.05, да».

Взамен был водружён красно-зелёный закат над болотом, не имеющий никакого отношения ни к истории белорусской нации, ни к общепринятым законам геральдики. Вскоре не осталось ни следа и от прежнего Верховного Совета. Лукашенко создал себе карманный парламент.

Оппозиционных кандидатов даже не зарегистрировали. Именно тогда многие поняли: в стране захватывается власть.

С.

Шарецкий: «Я обращаюсь к мировой общественности о том, что в республике начался захват власти неконституционным путём». Мировая общественность так и не помогла, но зато высказались белорусы – на нескольких очень массовых акциях протеста. «Долой Лукаша! Долой Лукаша!» «Я помню своих дедов, которые погибли на этой земле, чтобы Беларусь была страной, чтобы мы были нацией» «Жыве Беларусь! Жыве Беларусь!» (Чернобыльский шлях, 1996 г.) Поняв, что трон шатается, Лукашенко решил оформить себе уже по-настоящему царские полномочия.

Разумеется, через ещё один референдум.

На нём было четыре вопроса.

Перенос даты независимости на день, с независимостью ничего общего не имеющий; сохранение смертной казни в стране; запрет на свободную куплю-продажу земли; и основное – новая Конституция, предоставляющая Лукашенко ничем не ограниченные полномочия и превращающая остальные ветви власти в декорации. Но даже в карманном парламенте немногочисленные настоящие депутаты всё ещё пытались сопротивляться и даже инициировали импичмент Лукашенко, но в итоге ничего не вышло.

Единственной преградой на пути к полной узурпации власти оставался Центризбирком, которым руководил Виктор Гончар.

Честный и независимый человек на этом посту был никак не нужен Лукашенко. Тогда он ещё раз нарушил Конституцию, уволив Гончара своим указом, хотя по закону это мог делать только Верховный Совет.

В. Гончар: «Известно ли вам об уголовной ответственности за воспрепятствование деятельности конституционных органов власти?» Сотрудник милиции: «Виктор Иосифович, а известно ли вам о сегодняшней публикации в “Советской Белоруссии”?» На место Виктора Гончара Лукашенко тут же назначил сговорчивую Лидию Ермошину, которая руководит ЦИКом до сих пор. Л.

Диктаторы

Ермошина: «Любые выборы являются шоком определённым для страны». Она парализовала любой контроль за честностью голосования, и ни одни белорусские выборы, начиная с 1996-го года, не были признаны международной общественностью. «Нам не надо там автоматизированная система фальсификации выборов, не надо.

Мы создадим государственную». «Да, последние выборы мы сфальсифицировали, я уже западникам это говорил». «Да, фальсифицировали.

Я отдал команду, чтобы не 93 процента было, а было где-то 80… я не помню, сколько». Второй референдум прошёл 24 ноября 1996 года. Именно тогда формой государственного строя в Беларуси официально стала не описанная ни в каких учебниках политологии абсолютная президентская монархия.

Тогда люди шли на участки и очень удивлялись, что ни на одном из них нет лукашенковского проекта изменений в Конституцию. Его просто не напечатали! Член избирательной комиссии: «Сами мы проекта Конституции ещё не видели, хотя обещали, что он должен быть у нас, на избирательных участках уже сегодня».

Ознакомиться было не с чем, а поэтому основная масса избирателей даже не знала, за что именно голосовала.

Случайный прохожий: «Я считаю, что абсурд творится в Беларуси – голосуем за то, чего нет в природе».

В итоге с помощью такого нехитрого способа вся власть в стране оказалась сосредоточена в руках одного персонажа. Персонажа с очень странными политическими ориентирами. «Гитлер сформировал мощную Германию благодаря сильной президентской власти».

Одержимого властью персонажа… Психиатр: «Основной чертой такого типа является очень сильное стремление к достижению цели, но при этом они не выбирают средств». С 1996-го у Лукашенко начался период полной вседозволенности: все ветви власти оказались подмяты под президентскую. МВД, КГБ, ЦИК, прокуратура, суды, парламент, СМИ.

«Что хочу, то и ворочу!» И Лукашенко воротил, что хотел. Сажал бизнесменов и чиновников помельче, министров и неугодных руководителей предприятий.

В. Леонов: «Я ничего не совершал противоправного». К 1999-му году он окончательно вошёл во вкус.

За решётку отправились уже бывшие соратники: экс-премьер Михаил Чигирь… М. Чигирь: «Беспредел. Хаос в центре Европы».

И бывшая глава Национального банка Тамара Винникова, знавшая о финансовых махинациях Лукашенко слишком много. Именно с делом Винниковой косвенно связан первый эпизод, когда в Беларуси начали практиковаться политические убийства. Находясь под домашним арестом, Винникова умудрилась встретиться с бывшим вице-спикером Верховного Совета Геннадием Карпенко, считавшимся одним из основных конкурентов узурпатора на то время.

Ему банкирша передала некую папку с документами – судя по всему, там был очень серьёзный компромат на Лукашенко. Вскоре после этого Карпенко был приглашён какими-то малознакомыми, но очень серьёзными людьми на чашечку кофе, от которой у совершенно здорового и жизнерадостного политика случился инсульт.

Лечить главного оппозиционера страны не спешили: его целую неделю возили из больницы в больницу, отказывая в спасительной операции. В это время квартира Карпенко была вскрыта неизвестными, а та самая папка с документами пропала. Сам бывший вице-спикер вскоре скончался на больничной койке – по официальной версии, от кровоизлияния в мозг.

Позже власти решили не рисковать и не усложнять, понимая, что пуля в затылок – надёжнее. Нет тела – нет дела.

Поэтому тела убитых не нашли до сих пор. Первым, кто бесследно исчез стал бывший член первого предвыборного штаба Лукашенко и экс-министр внутренних дел Юрий Захаренко. «Самый молодой генерал, министр внутренних дел, главный милиционер».

7 мая 1999-го возле его дома на улице Жуковского в Минске неизвестные люди силой затолкали его в автомобиль и увезли. Ещё в 1995-м Захаренко отказался исполнять заведомо незаконные приказы Лукашенко, за что был отправлен в отставку с должности главы МВД. «Милиция прежде всего – это оружие президента.

В хорошем понимании этого слова.

И в плохом!» А через год, в 1996-м, Захаренко был понижен в звании с генерал-майора до полковника. Ю.

Захаренко: «“Президент говорит: ты должен выполнить мой любой указ”. Я ему говорю: Александр Григорьевич, людей расстреливать не буду, Конституцию нарушать я не буду. “Если ты не выполнишь любой мой приказ, на тебя наденут наручники”.

Это запугивание?». Всего через четыре месяца следующим исчезнувшим оказался также бывший соратник, а впоследствии один из главных противников Лукашенко – незаконно отстранённый глава Центризбиркома Виктор Гончар. Вечером 16 сентября вместе со своим другом, бизнесменом и также оппозиционером Анатолием Красовским, они вышли из бани.

Больше их обоих никто не видел.

На месте похищения обнаружили кровь и осколки фары автомобиля. О. Волчек: «То, что здесь было насилие, видно по пятнам крови, которые находятся около стекла».

Ну и новости

Незадолго до этого Гончар планировал новую кампанию по отстранению Лукашенко от власти. «В стране будет другой президент». Загадочные исчезновения людей вызвали не только бурное возмущение белорусского общества, но и пристальный интерес зарубежных СМИ.

Политические убийства прекратились. На время. Уже всего через год, 7 июля 2000-го, исчез ещё один человек – бывший личный оператор Лукашенко, а на то время – оператор Общественного Российского Телевидения Дмитрий Завадский.

Он должен был встретить в Национальном аэропорту своего коллегу Павла Шеремета, но тот обнаружил на стоянке лишь машину Завадского. Через два года это убийство повесили на двух бывших офицеров спецназа белорусского МВД.

В качестве мотива была названа личная месть.

Суд был закрытым, и никаких подробностей общественность так и не узнала. «Нет доказательств, поэтому сделали суд закрытым».

А где находится тело Дмитрия, семья пропавшего не знает до сих пор.

«– Юра, где твой папа? – Не знаю». К слову, сам Павел Шеремет, бывший коллега Дмитрия и основатель оппозиционного сайта «Белорусский партизан» был убит в Киеве в 2016-м. Его дело не расследовано до сих пор.

Но даже в те страшные годы в силовых структурах Беларуси всё ещё оставались порядочные люди, проводившие честное расследование исчезновений. И почти назвавшие истинных виновных.

Осенью 2000-го тогдашний министр внутренних дел Владимир Наумов получил от начальника криминальной милиции рапорт под грифом «совершенно секретно». В нём генерал рассказал целую детективную историю.

Как оказалось, тогдашний секретарь Совбеза и «правая рука» Лукашенко Виктор Шейман дал задание предыдущему главе МВД допустить в СИЗО № 1 командира СОБР Дмитрия Павличенко. С очень странной и деликатной миссией: поприсутствовать на исполнении смертных приговоров и при последующем захоронении расстрелянных. О.

Алкаев: «Присутствовал при расстреле каждого – если не ошибаюсь, пяти человек». Через некоторое время начальнику СИЗО Олегу Алкаеву был дан приказ временно выдать Павличенко пистолет, которым производился расстрел. О.

Алкаев: «30.04 выдан пистолет, 14.05 возвращён. 7-го Захаренко исчезает. 16 сентября исчезает Красовский и Гончар, 18-го пистолет мне возвращается.

Эти события меня насторожили». Рапорту криминальной милиции был дан ход. Уже на следующий день тогдашний председатель КГБ подписал постановление о задержании Дмитрия Павличенко.

Однако на тюремных нарах тот не пробыл и суток. В кабинете главы КГБ раздался звонок от Александра Лукашенко. Он потребовал немедленно освободить своего верного бойца.

Д. Павличенко: «Готовы выполнить любой приказ президента».

И причём безо всякого разбирательства. А затем последовали громкие отставки – Лукашенко снял с должности председателя КГБ и его первого заместителя, генерального прокурора и его заместителя. Должность Генпрокурора занял тот самый Виктор Шейман, а Дмитрий Павличенко за верную службу получил повышение: вскоре он возглавил всю воинскую часть № 3214.

О. Волчек: «Арестовывал Павличенко кто? Ни оппозиция, ни западные спецслужбы арестовывали. А генеральный прокурор Божелко, председатель КГБ Владимир Мацкевич арестовывали.

Это такие, первые фигуры из спецслужб и правоохранительных органов, кто тзадерживал. Планировался и арест Шеймана».

А сам Лукашенко, который сначала он всё отрицал, однажды проговорился.

«Вы думаете, что мы его выкрали и куда-то увезли? Нет.

Таких подарков не будет больше». То есть, выходит, что раньше были? И не только такие… Как оказалось, примерно в это же время он лично отдавал приказы на физическую ликвидацию членов банд, грабивших водителей на дорогах страны.

«Или мне принимать жестокие меры, как в первые годы своей жизни президентской, когда убивали людей на трассе Москва – Берлин?.. Когда я посылал горстку надёжных людей с автоматами, которые перестреляли там половину и навели порядок в течение месяца».

А если по его принципам можно убивать без суда и следствия одних – значит, можно и других?.. Но зачем для политических убийств «эскадрону смерти» понадобилось брать напрокат в СИЗО № 1 тот самый расстрельный пистолет? А командиру Дмитрию Павличенко – лично изучать процедуру проведения смертной казни? Ответ на этот вопрос позднее дал один из бывших военнослужащих СОБР. Он рассказал, что командир давал им установку не на убийство, а именно на казнь врагов президента.

Новости беларуси

А казнь, мол, положено проводить по всем правилам. Д.

Новичек: «Подавалось как выполнение спецоперации, то есть, действовали во благо президента, во благо своей страны». О. Алкаев: «Вот вроде бы вам специальное оружие, это не убийство, это приговор.

Возможно, и был какой-то приговор – липовый, фальшивый. Так сказать, для маленького оправдания поступков». «Подарков оппозиции», о которых говорил Лукашенко, и в самом деле больше не было.

Все последующие смерти белорусские спецслужбы старательно маскировали под самоубийства или криминальные инциденты на бытовой почве, как это произошло, например, с независимыми журналистами Олегом Бебениным и Вероникой Черкасовой. Н.

Радина: «Расправлялись с оппонентами самым жестоким образом в тюрьмах, очень многие потеряли после длительных тюремных сроков здоровье, многие умерли после тюрем. Можно говорить о том, что Лукашенко удерживает сегодня власть только силовым путём».

«Понимаете, у меня в жилах кровь начинает кипеть. Вот если бы министры, Мальцев были рядом, я бы их точно пристрелил собственноручно.

З. Позняк: «Я знаю его хобби. Это его хобби – ходить в подвал “Володарки” и смотреть, как расстреливают преступников.

Он предложил это товарищу Шарецкому: “Вот, Семён Георгиевич, интересно, давайте…” Семён Георгиевич: “Да вы что, я не…”. “А напрасно! Знаете, они ещё трепыхаются”» «Можете это в средства массовой информации не давать».

Как Лукашенко пытался продать Беларусь и где взял деньги на 18 резиденций? «Если я буду воровать, воруйте и вы». Что такое бизнес по-белорусски?..

«Он находится в СИЗО». Как функционирует крепостной театр одного зрителя и что ждёт Лукашенко в финальной сцене? «Все на площадь Независимости! Долой москалей! Долой Лукашенко!» Смотрите прямо сейчас. Сегодня Лукашенко позиционирует себя как единственного гаранта и защитника независимости страны.

«Независимость и суверенитет для меня, как президента, это святое. Это икона». А ведь каких-то 20 лет назад всё было наоборот.

Даже с трибуны он заявлял, что «на коленях готов ползти в Россию» и настаивал на максимальной интеграции. Вплоть до создания единого государства с общим президентом. «Я народу на выборах обещал одно – полная интеграция с братским российским государством, интеграция народов».

В конце 1990-х Лукашенко был частым гостем в Кремле.

2 апреля 1997-го они подписали с Борисом Ельциным Договор о Союзе Беларуси и России. После чего колхозный монарх шокировал присутствующих объёмным бокалом русской водки.

«Я поднимаю вот этот огромный бокал русской водки за наше здоровье, за русского человека и белоруса, который выстоял, пройдя через все лихолетья».

А уже спустя два года, 8 декабря 1999-го Лукашенко подписывает с Ельциным второй договор – о создании Союзного государства. Накануне этого события бывшему директору совхоза казалось, что ключ от Кремля – вот он, уже в кармане, а на лысину можно спокойно примерять шапку Мономаха.

Однако убийственным для стремлений Лукашенко сюрпризом стала неожиданная отставка Бориса Ельцина, о которой он объявил прямо в новогоднем обращении к народу. Б.

Ельцин: «Я ухожу». Своим преемником уходящий президент назначил амбициозного выходца из советского КГБ Владимира Путина, у которого отношения с Лукашенко сразу не сложились.

В. Путин: «И нужно понять, чего мы хотим, чего хотят наши партнёры. Котлеты отдельно, мухи отдельно должны быть».

А сам Лукашенко в многочисленных интервью начал заявлять, что «не очень-то и хотелось», а белорусского «клочка земли» ему более чем достаточно. «Так и хочется сказать словами президента России – не надо путать мухи и котлеты».

Но случались и оговорки – что называется, по Фрейду. Прямиком из подсознания.

«Вы знаете, я, как первый президент России, не знаю, как вы, учёные, но я на это пойти не могу». Словом, с планами усатого узурпатора на российский трон случилось фиаско эпических масштабов. А возможно – и с катастрофическими для страны последствиями, которые мы начали ощущать лишь теперь.

В Москве недавно решили сдуть пыль со старого союзного договора и начали активно напоминать, что всё в нём прописанное пора бы и исполнить. Д.

Медведев: «Россия готова и дальше продвигаться по пути строительства Союзного государства, включая создание единого эмиссионного центра, единой таможенной службы, суда, счётной палаты». Единый парламент, единая валюта, единая пограничная служба и, что для Лукашенко самое страшное, единый президент. В этой роли в Кремле видят совсем не его.

К слову, пока усатый клоун гастролировал по российским регионам, как по своим, у самих россиян их же власти отбирали миллиарды долларов на гонорары этому самому клоуну. Не всегда живыми деньгами – гораздо чаще огромной скидкой на энергоносители. Придуманная Лукашенко госпрограмма «Нефть в обмен на поцелуи» работала безотказно.

Производимые из неё на нефтеперерабатывающих заводах солярку и бензин он продавал в страны Европейского Союза – уже по серьёзной мировой цене. А сверхприбыли позволяли жировать. Главным образом – самому Лукашенко.

Именно в этот сытный период у молодого диктатора начинают появляться новые резиденции в разных частях страны. Позже их количество дойдёт до 18-ти.

«Не гранита, а мрамора…» При этом о людях Лукашенко если и думал, то только в самую последнюю очередь. «– Как пенсионеры сейчас живут, расскажите? – Плохо.

– С питанием как? – Ну, так… Не спрашивайте… Просто сволочь во власти и всё».

«Вот сейчас зашёл в “Евроопт” – бабка две картошины взвесила. “Дорого, деточка, дайте мне одну”.

Ну и как бабке этой жить, ***? Мне аж обидно». Десятки дорогих автомобилей, включая раритетные, два самолёта «Боинг» и несколько вертолётов, а уж о таких мелочах, как часы за 17 тысяч долларов, и говорить не стоит. Но всё – подарки.

«Мне подарили эту машину на день рождения, я её отдал государству». «У меня есть электрическая машина, знаешь ты, наверное – Тесла.

Я её иногда тестирую. Маск подарил».

Правда, сам Маск сказал, что не дарил. Та же история, видимо, и с другими «подарками». Но гораздо больше Лукашенко тратил на свои прихоти, главной из которых стал хоккей.

«15-2 в пользу Лукашенко». «У нас в поддавки в хоккей не играют».

Изначально был озвучен план по обеспечению хоккейной ареной каждого райцентра, но, слава богу, деньги закончились уже на 38-м дворце.

Некоторые, как в Жлобине, строить начали, но так и не закончили.

А те, что достроили – пустуют.

Дополнительные материалы

Хештеги:
Поделиться или сохранить к себе:
Моя Мотивация